пятница, 23 июля 2010 г.

Прощание


Уезжать, как сказал однажды Константин Степанович Мельников, всегда грустно. Особенно, когда друзья под заботливым взором Румера остаются именно там, откуда отходит ваш трехпалубный катамаран «Сапфир», маршрутом Соловки — Беломорск. Но если бы вы видели, как неистово махали мне вслед своими изящными ручками Лида с Катей, вы бы прослезились как Бутузова Лена, когда на уроке географии я уронил свой стул на ее прелестную ножку, после чего она не разговаривала со мной до самого замужества. Но я отвлекся.


Если не заглядывать в Википедию, то о масштабах Беломорска что-либо определенное сказать затруднительно. Шикарный, по местным меркам, катамаран «Сапфир», оснащенный баром с водкой и горячими закусками, причаливает к старой бетонной пристани, достигшей стадии полураспада. Берег загроможден ветхими внушительными постройками времен советской индустриализации, гнилыми заборами обернутыми килотоннами колючей проволоки, и всевозможным мусором. Несмотря на то, что пассажирские суда курсируют между Архипелагом и Материком с завидной регулярностью, общественный транспорт здесь не предусмотрен, хотя причал находится в пяти километрах от города.

Группа «Лукоморье» загружается в свой Заказной автобус, в котором (половина кресел свободна) для меня не находится места. Оно и понятно, — безмятежное выражение лица делает невообразимой мою причастность к Групповому Культу. Короче, приходится проситься в кузов грузового Фольксвагена, на котором абориген приехал встречать сына. Еду сидя на полу. Со мной в кузове семья с двумя детьми. Старшей девочке я, очевидно, нравлюсь. Ну что же, жизнь, кажется, налаживается. Пятнадцать минут массажа ягодиц, сто рублей за услугу, и я на вокзале.


Вокзал похож на продовольственный магазин, в глазах местных парней читается упреждающая агрессия, а из мобильников их подружек льется резкий и сексуальный голос Лены Мейер. Захотелось пожелать им всем удачи на Евровидении. Между тем, до поезда остается еще час, а северная ночь уже накрыла меня своим прозрачным одеялом, под которое не преминули слететься все местные женщины комаров. В таких условиях мусолить перо становится затруднительно, а стало быть, я все. На улице прохладно, — значит поезд Мурманск — Адлер, который должен будет доставить меня в пределы МКАД, не будет раскален до температуры плавления олова, как того требует устав РЖД. А стало быть, спокойной ночи.

2 комментария:

  1. Ну вот. Вот. Ведь можешь же. Ведь стало же что-то проклёвываться под конец. "ЕВРОВИДЕНИЕ" - вот это ты очень верно сказал. Вот если бы так да всю дорогу...

    Эх.

    ОтветитьУдалить