четверг, 10 ноября 2011 г.

Страна Учёных Советов или Империя наносит ответный удар.

Все мы живём в удивительное время, причём, уже очень давно. Многие поколения наших предков находили современную им Россию либо в точке революционного перелома, либо в процессе переходного периода, либо в состоянии глубокого застоя. Теперь все три этих положения с присущей нашему обществу иронией принято считать составляющими процесса «поднятия России с колен». Правда, мне вот тут подсказывают, чтобы я не отвлекался и сразу переходил к делу. Что же, я не отвлекаюсь и сразу перехожу к делу!

Сотрудники Дрезненской ткацко-прядильной фабрики уже более ста лет утверждают, что всё связано, и кто я такой, чтобы спорить. Словом, в нашем Мире действительно всё связано, и происходящее на Олимпе неизбежно влияет на жизнь обитателей Восточно-Европейской равнины, коими являются и прихожане Московского Архитектурного института – Государственной Академии в скобках.

Этот московский ВУЗ славен тем, что ежегодно вручает дипломы архитекторов талантливым музыкантам, режиссёрам и прочим деятелям культуры включая и самих архитекторов, а ещё там есть фонтан. Много лет это чудо гидротехнической мысли является как-бы символом архитектурного образования в России – должно, по идее, струиться и сверкать, но тупо не работает. Впрочем, дело тут, конечно, не в фонтане.

Ни для кого не секрет, что с Кремлёвского Олимпа уже который год нисходящие потоки ветра доносят лишь бодрую музыку, громкие слова и сладкий умиротворяющий запах разложения. Видимо, именно этот запах так повлиял на умы и настроения жителей Равнины, что теперь всё в них разумное доброе и, к слову сказать, вечное празднует труса лишь только встретит тупую серость, наглую посредственность или нечеловеческое, даже какое-то инопланетное, лицемерие.

Сегодня в МАрхИ многие в прошлом честные и порядочные люди неожиданно для самих себя обнаруживают склонность ко лжи и перестают смотреть в глаза. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: круговая порука – штука серьёзная. В нашей стране она гораздо сильнее, чем угроза чести и достоинству, а в отдельных случаях оказывается намного серьёзнее уголовного кодекса.

Впрочем, желание отвести взгляд, как правило, выявляет в толпе приспособленцев человека совестливого, человека, которому за его бесчестные действия стыдно. И если оценивать происходящее исходя из этого, то выходит, что не так всё и плохо, ведь в МАрхИ хороших людей много. Их теперь легко узнать по тому, какое внимание в разговоре с вами они уделяют разглядыванию пола. В связи с этим я очень рад, что и сейчас могу отнести к разряду хороших людей и господина Некрасова, и господина Бгашева. Правда, теперь мне будет трудно считать их людьми порядочными, впрочем, не только их и не только мне. А происходит вот что.

В МАрхИ столкнулись две силы. Точнее, одна сила, и одно ещё непонятно что. Это самое «непонятно что» можно было бы назвать разумом, но разум должен бы побеждать, а здесь ситуация обратная.

Несколько лет назад Оскар Мамлеев, будучи избранным на должность заведующего кафедрой Промышленной Архитектуры, решил, что не так уж плохо, если хорошими архитекторами в России будут становиться не вопреки полученному в МАрхИ образованию, а благодаря ему. Для этого он пригласил на работу практикующих специалистов по сути являющихся заказчиками того продукта, который производит Архитектурная Академия. Он позвал на работу руководителей известных архитектурных бюро Москвы, дав каждому большую свободу в плане методики преподавания и постановки учебных задач. Он сформировал новый здравомыслящий ГАК пригласив для участия в нём также архитекторов из Германии и Норвегии. Он добился увеличения числа учебных групп на кафедре в связи с нахлынувшим вдруг потоком студентов. Он создал условия, при которых учиться и преподавать на ПРОМе стало не только интересно, но и в известной степени престижно.

Конечно, здесь не обошлось без помощи нового ректора МАрхИ Дмитрия Олеговича Швидковского, который, как это видится лично мне, вполне разделяет взгляды Мамлеева на проблемы архитектурного образования. Словом, всё шло как нельзя лучше, но тут в тёмных таинственных недрах МАрхИ щёлкнуло какое-то специально предусмотренное на такой вот случай реле, и ситуация резко изменилась.

Чаша чьего именно терпения переполнилась сказать сложно. Скорее всего, тут было всё сразу: и явная растущая в ущерб другим популярность ПРОМа, и нелюбимая многими прямота самого Мамлеева, и затянувшееся следствие по финансовым делам МАрхИ, и усталость Ильи Георгиевича Лежавы от допросов, и снятие бывшего ректора Александра Петровича Кудрявцева с поста Президента МАрхИ по требованию Министерства в связи с теми же финансовыми делами. Да и внутри Кафедры Промышленной Архитектуры к этому моменту не было уже прежнего единения и согласия, что и послужило катализатором всех дальнейших процессов. Словом, с этого всё началось, и я постараюсь объяснить почему.

У меня есть друг, который в молодости украл машину и сел за это в тюрьму. Хватил он, что называется, по-полной: сибирский лесоповал стал для него домом на много лет. Но прошли годы, он «откинулся», вырос, поумнел, получил высшее образование, стал уважаемым человеком и моим другом, наконец. Сейчас ему за пятьдесят и он вспоминает время своего тюремного заключения, как лучшие годы жизни. Нет, он не забыл, что такое тюрьма, просто это было время, когда он был молод и полон светлых надежд. Но, как вы понимаете, одно дело – вспоминать молодость, а совсем другое – пытаться её вернуть, снова украв машину в пятьдесят. Знаю, аналогия грубовата, но суть, наверное, ясна.

В общем, так называемые старожилы Кафедры вдруг обнаружив своё бессилие перед лицом уже было наступившего будущего, остро захотели вернуться на сорок лет назад и не нашли для этого лучшего способа, чем выдвинуть на должность заведующего Кафедрой Александра Алексеевича Хрусталёва, таким образом ещё и давая ему возможность хоть как-то себя проявить. Эта группировка, лидером которой является вовсе не Хрусталёв, считает, что Мамлеев своими действиями лишает их самого ценного, что у них есть: четырёх букв – ПРОМ! Ведь Оскар Раульевич не вмешивается в дела мастерских и не следит, чтобы все студенты проектировали исключительно промышленные объекты, опираясь на безнадёжно устаревшую и даже несуществующую ныне их типологию.

К примеру, Всеволод Олегович Кулиш на «не только значимом, но и этапном» заседании Кафедры заявил, что Мамлеев развалил ПРОМ, и что продолжение его политики ведёт к полному уничтожению промышленной специфики в архитектуре в рекордный трёхлетний срок! Чтобы утвердить значимость промышленной архитектуры он привёл в пример Роджерса и Фостера, перенёсших промышленную тематику даже в общественную сферу! Евгений Асс на это успел заметить, что ни Роджерс, ни Фостер, кажется, ПРОМ не оканчивали, однако именно их проекты многие студенты безуспешно перерисовывают до сих пор.

Словом, трёхчасовой диспут был странен и совершенно бесплоден. Машина времени – Хрусталёв рассказал о своей программе, которая включает возврат к тотальному контролю над действиями всех руководителей групп, исключение из курсового проектирования объектов, не подпадающих под категорию промышленных и изгнание с Кафедры архитекторов-непромовцев. Новый ГАК тоже обещает быть ретроспективным. Никаких Плоткиных, Ассов, Айхнеров, Ярмунд, Тютчевых, Чельцовых, Григорянов, Лызловых, Черниховых и т.п. там, разумеется, не будет. Там будут великолепные специалисты, строившие когда-то промышленные гиганты страны Советов и ещё помнящие вкус хлеба за восемнадцать копеек! О студентах и непосредственно образовании, конечно, ни слова, ибо речь шла, скорее, о каких-то личных обидах, нежели о профессиональных проблемах.

С другой стороны, чего ещё можно ожидать от людей, когда сам Премьер-министр в сопровождении Президента жнёт кукурузу, опираясь на всенародную поддержку и понимание. Маховик времени начал раскручиваться в обратную сторону и господин Хрусталёв здесь, в общем-то, не при чём. Мне даже его немного жаль, ведь чтобы пройти Учёный Совет ему – неплохому, в принципе, человеку – пришлось перейти на тёмную сторону Силы и сблизиться с Первым Проректором МАрхИ господином Шубенковым – ставленником упомянутого мной в связи с финансовыми проблемами МАрхИ А.П. Кудрявцева. И если конфликт внутри Кафедры можно считать делом вполне демократическим, то ситуация с обращением честных и порядочных людей за помощью к местному Дарту Вейдеру, видится мне ужасающей. И пускай ПРОМ не утвердил кандидатуру Хрусталёва, Учёный Совет сумел доказать неправоту Кафедры, и «Империя», в итоге, нанесла-таки ответный удар.

Голосование было, разумеется, тайным, но. Практически единогласно было принято решение о снятии Мамлеева с должности заведующего Кафедрой ПРОМ. Такого поворота событий не ожидал даже ректор, и теперь, видимо, ему следует опасаться и за своё место, ведь все так называемые «друзья» опустив глаза и не поддержав Мамлеева доказали свою симпатию и верность кому-то другому, но не ему.

Конечно, «под Хрусталёвым» на ПРОМе работать станет невозможно. По крайней мере, я могу сказать это про себя. Было бы совсем неплохо, появись возможность создания новой прогрессивной кафедры в МАрхИ для продолжения намеченной Мамлеевым образовательной политики, но принимая во внимание грядущие перевыборы ректора и опять же Учёный Совет, шансов, мягко говоря, немного.

В любом случае, Оскар Мамлеев создал великолепный прецедент и своими действиями приобщил к Проблеме МАрхИ всё мыслящее архитектурное сообщество Москвы. Благодаря этому, я уверен, произошедшее не останется без положительных последствий. Что же до самого МАрхИ, то у него есть выбор: стать в полной мере европейским ВУЗом позволив талантливым энергичным людям почти бесплатно (зарплата 3000 рублей в месяц) заниматься своим преподавательским делом или же продолжать спокойно догнивать в руках уставших от реальности обиженных стариков, мечтающих вернуть то время, когда они были молоды, сильны и полны светлых планов на будущее.

Так или иначе, я уверен, что на МАрхИ свет не сошёлся клином, и если нам не дадут работать в этом ВУЗе, то придётся найти новую площадку для осуществления задуманного. И если в моём распоряжении не будет больше одиозного фонтана и известных четырёх букв, то я, по крайней мере, буду всегда иметь возможность открыто смотреть в глаза собеседникам, зная, что мне нечего стыдиться. И пусть никого (особенно студентов) не смущает наша кажущаяся пассивность. Всё это оттого, что Джедаи никогда и никому не мстят, предпочитая просто заниматься Своим Делом.

А ещё помните, что всем думающим и сомневающимся людям всегда сложно оперативно объединиться под теми или иными знамёнами в силу всё той же способности сомневаться и думать. Поэтому так часто к власти (и не только в России) приходят уверенные в своей правоте «серые штурмовики» которые ничего не представляют собой как личности и способны ощущать свою значимость лишь находясь среди таких же унылых посредственностей, как и они сами. Словом, надейтесь на лучшее, сомневайтесь, думайте и не забывайте чистить зубы два раза в день!

На этом я, пожалуй, всё, и да пребудет с нами Сила! Аминь.

6.11.2011г.

Артём Черников старший преподаватель МАрхИ, Кафедра ПРОМ.