четверг, 27 октября 2011 г.

айДЕНЬ РОЖДЕНИЯ.

 
Не так давно умер Стив Джобс. Об этом, кажется, где-то даже писали. Конечно, вы скажете, что множество людей умирают каждый день, и что с того? Ведь ещё большая куча рождается! Так-то оно так, но здесь случай особый. Не знаю, сколько на самом деле добра вперемешку со злом успел сотворить Стив за свою недолгую жизнь, но, думаю, калитка Рая лишь тихонько скрипнула, когда он, подойдя к ней, нажал кнопку «разблокировать». Так или иначе, в моей памяти он останется гением, превратившим междометие «ай» в бренд и создавшим девайсы, которых у меня никогда не было.

Признаюсь, что всегда хотел иметь что-то от Эппл. Но каждый раз, подходя с должным пристрастием к выбору того или иного необходимого мне устройства, я отказывался от продукции этой компании. Не знаю, в чём здесь дело. Возможно, в дороговизне таких устройств, а возможно в том, что ни одно из них я не находил достаточно функциональным. С гораздо большей выгодой, думал я, можно приобрести букет ландышей – они тоже красивы и также плохо ловят сеть.

Но вот Харон благополучно переправил Стива через Стикс, а мой тридцать первый день рождения был уже не за горами, и я загадал желание. Пусть, подумал я, в честь великого человека айТюнз, хоть и в худшую сторону, но изменит мою жизнь! Ведь если и приглашать гостей на день рождения, то причина должна быть веская – айПэд как минимум!

В общем, недавно у меня был день рождения. Да, знаю, звучит так себе, но раз в год это случается с каждым, кто ещё жив – здесь нечего стыдиться. Короче, об этом я и хочу рассказать. На самом-то деле, всем понятно, что день рождения бывает лишь однажды. Если сомневаетесь, загляните в свой паспорт. Там должна быть указана точная дата.

Я не помню, как я родился. Говорят, что некоторые помнят, как появились на свет и сказали своё первое «ай». Я – нет. И вообще, если бы не малодостоверные свидетельства одного садиста Серёжи, я бы никогда не догадался, как оказался в этом Мире. Только представьте себе это. Человек сам не может узнать, как он оказался здесь! То есть можно, конечно, подсмотреть. Но если нам не покажут, то мы будем жить думая, думая… да, что угодно думая!

Можно представить себе, как с тихим мелодичным шипением, напоминающим звуки волшебной флейты, разорвалась ткань мироздания, и в сверкающих сполохах пространственно-временного разрыва появились вы. Вот так, в одно мгновение. Всё, теперь вы есть. Вы сидите в детском саду, занятые разглядыванием молочной пенки намотанной на палец, и думаете что-то вроде: «Какая неожиданная гадость!». Понятно, что у каждого первое воспоминание своё, но сейчас не это важно. Просто понимаете, что могло быть как угодно! Вариации с цыганкой, капустой и аистом, между прочим, тоже не так уж плохи. Но всё произошло иначе.

Помню, что когда садист Серёжа рассказал мне, как появляются дети, я подумал: «Вот тупость». Нет, конечно, может быть оно всё так и есть… где-то там, в библиотеке (я не знал, что такое «библиотека», – мне казалось, что это такая далёкая страна). Может быть, там, в библиотеке, дети и вылезают на свет из своих мам используя для этого явно малопригодные отверстия, но только не я. Я появился здесь как проекция сверхразумного существа в четырёхмерное пространство-время! Я несу в себе Свет Мироздания и Истину Сотворения! Я не мог вылезти из какого-то человека, будь это даже сам Ленин! О маме я вообще молчу! Это же мама! Из неё вообще не должно ничего вылезать! Уж тем более такое, как я!

В общем, слухам, которые впоследствии всё же подтвердились, я сначала не поверил. Я всегда был настроен довольно критично, особенно к садистам. И это не только потому, что Серёжа однажды накормил меня землёй, а потом ещё дважды травой. Просто, поверить в такое, действительно, было нелегко. Впрочем, каждый сам может с лёгкостью поставить себя на моё место. Ведь понятно, что легче эгоцентрично верить в божественное сотворение себя, чем в эту чепуху с акушерками, околоплодными водами и пуповиной.

Так вот, только улеглось волнение относительно нового знания о механизме появления на свет маленьких Артёмов Витальевичей, как меня постиг новый удар. Имя ему было – секс. Садист Серёжа так и сказал: «А ещё прежде твои родители трахались». И чтобы выглядеть убедительнее, вырвал из земли пучок травы.

Что такое секс, я на тот момент уже знал по картинкам одного очень познавательного журнала. Всё, что я увидел на его страницах, выглядело, конечно, чертовски привлекательно, но представить, что этим занимаются уважаемые мной люди, было не так-то просто! Я рассудил так: смотреть этот журнал мне нельзя (я это откуда-то знал), говорить об этом мне тоже нельзя (это почему-то было понятно), а значит, и заниматься этим нельзя! Стало быть, это также плохо, как надувать лягушек, вытирать руки о штаны или жечь костры! Но тут получалось, что взрослые занимаются этим самым сексом, а мне ни слова! Так может статься, они и лягушек надувают?! Потому что, как они жгут костры, я уже видел!

Короче, жизнь моя превратилась в кошмар. Привычные устои рушились, антагонистичные концепции моего сотворения не в силах делить тесноту моего же сознания вступили в ожесточённую борьбу. Крах моей психики, казалось, был неминуем. Что, наверное, в итоге и произошло бы, но тут мой друг Антон предложил поиграть в машинки. Какого чёрта, подумал я, перетрахайтесь хоть все, – в машинки-то мне никто играть не запретит! Таким образом, всё, разумеется, встало на свои места.

Следующий день рождения я отмечал с особым размахом. Мне исполнялось всего шесть, а я уже столько всего знал! Пробовал даже курить! Ужасное занятие. Значительно хуже секса! Однако радость от праздника была, всё же, омрачена новым знанием о природе людских взаимоотношений, приводящих к неавантажному появлению на свет виновников таких вот торжеств. И, наверное, с тех пор празднование дня рождения стало для меня лишь поводом съесть торт и получить причитающиеся мне подарки, как компенсацию за постигшее меня когда-то разочарование.

Теперь же я собирался отпраздновать тридцать первую осень своей жизни, и ожидал вполне заслуженный мной (за все перенесённые по вине садиста Серёжи страдания) айПэд, тем более что это казалось мне единственным разумным способом оправдать наплыв голодных гостей и заодно почтить память усопшего Джобса. Но не тут-то было! Вместо этого мне подарили журнал для малограмотных «По заветам Ленина» за 1933 год и небольшой деревянный пенис-открывалку – очевидно, новодел.

Короче, дорогой Стив, в отличие ото всех фанатов, ощутивших с твоим уходом, что у них в айФонах что-то безвозвратно сломалось, я на сожаления по этому поводу остался в известной степени скуп. Но ты должен простить меня, ведь теперь ты видишь, что моей вины в этом нет. Теперь ты знаешь, что я искренне хотел стать частью толпы твоих обожателей, но в день моего рождения судьбе всё же было угодно оставить меня за айБортом. Однако не волнуйся на мой счёт, ведь хотя небольшой (пусть и деревянный) пенис – невеликое утешение, но он тоже довольно красив и в нём также нет USB-порта. И потом, это подарок символичный. Теперь он лежит(!) на полке и напоминает мне, чем все мы сделаны и куда, в итоге, отправимся. Спасибо тебе ещё раз за всё и как говаривал Бродский: «…долой ходули», – после чего всегда добавлял: «до несвиданья в Раю, в Аду ли»…

среда, 12 октября 2011 г.

Выборы (для тех, кто знаком с МАРХИ).


Некоторые утверждают, что всё новое – это хорошо забытое старое. Спорить с этим трудно, т.к. в любом парадоксальном утверждении есть какая-то дикая красота, а стало быть, и правда. И действительно, ничто не появляется просто так, из ничего. Это понятно. Но когда мы произносим эту пословицу имея в виду какое-то конкретное событие (например, следующие выборы генсека), мы должны проверить такое событие на хорошозабытость. И в случае, если т.н. «старое» забыто нами недостаточно хорошо, оно никак не может считаться чем-то новым. Оно останется чем-то старым, чему в лучшем случае место на пыльных полках Памяти, а в худшем – на каком-нибудь унылом острове Забвения.

Но происходят странные вещи и всё потому, что люди буквально сотканы из противоречий и парадоксов. Например, некоторые граждане (фамилии назову позже) утверждают, что любые перемены – это жуткое зло, и тут же обнаруживают в себе стремление всё изменить, дабы вернуть то время, когда никаких перемен ещё не предвиделось. Думаю, любой взрослый человек, – а все эти люди далеко не мальчики, – мог бы позволить себе больше последовательности и логичности в словах и действиях. Но к делу.

В декабре пройдут выборы на должность заведующего Кафедрой Промышленной Архитектуры, которую сегодня занимает Оскар Мамлеев. За десять лет работы он умудрился почти полностью развалить великолепную советскую систему обучения, притащил на работу какого-то Асса, какую-то Тютчеву, Воронцова, Бавыкина, Чельцова, Бернаскони, Мосина, Чернихова, Лызлова и многих других практикующих архитекторов и совсем молодых сопляков, которые (а с чего-бы им?) ничего не смыслят ни в образовании, ни в архитектуре! Вместо того, чтобы заниматься делом, они всё время куда-то спешат, критикуют работы студентов и педагогов, пишут какие-то свои программы, приглашают каких-то иностранных консультантов, всегда дискутируют и постоянно не соглашаются! То ли дело раньше!

Ведь были же золотые времена! Все студенты тихо сидели по своим аудиториям и чертили рейсфедерами самолётные ангары по утверждённой Кафедрой (и, видимо, партией) системе. Они раскрашивали красной гуашью вертикальные опоры, а их мудрые педагоги, остроумно перешучиваясь, закусывали в преподавательской комнате чесночной колбасой, в ожидании бесплатных путёвок на побережье. Нет, ну разве было плохо?

Разумеется, было неплохо. Короче говоря, у старожилов Кафедры во главе с А.А.Хрусталёвым нет совершенно никакого желания видеть Мамлеева своим руководителем ещё пять лет. И я их понимаю. На их месте, я этого не желал бы ещё сильнее. Но я не на их месте.

На самом деле я с трудно скрываемым ужасом представляю себе, во что превратится Кафедра ПРОМ под руководством Хрусталёва. Думаю, что впору будет начать выращивать и продавать кусты перекати-поле. Спрос на них в пустынных коридорах Кафедры в ближайшие годы будет только расти.

К счастью, речь сейчас идёт не о выборах президента Р.Ф., поэтому сделать ещё что-то можно. Например, можно написать такую вот статью. Ещё можно проголосовать, поставив галочку в соответствующей графе прямо здесь, на этой странице (на самом деле, в фейсбуке)  – какой-никакой, а резонанс! А ещё можно просто подождать, когда известная пословица из трёх своих качеств: красоты, правдивости и парадоксальности сумеет сохранить лишь последнее и приобретёт новый траурный вид: «всё новое – это всего лишь старое».

Ссылка на опрос: http://www.facebook.com/questions/10150350481159660/?qa_ref=na&notif_t=question_answer

суббота, 1 октября 2011 г.

Убить Дракона!

Простите меня, друзья, но я ничего не могу (точнее, не хочу) с собой поделать.
И вместо обещанного поста про что-нибудь прекрасное и смешное, я публикую это видео. Я монтировал его шесть часов. Лично. Ещё раз прошу за это прощения, и желаю всем вам удачи на выборах!