понедельник, 5 января 2015 г.

НОВЫЙ ГОД НА ХУТОРЕ.

Часы стояли. Пар клубился пряный
по всей избе. Тянулся новый год.
Я на скамье сидел не трезвый и не пьяный.
В стакане виски пожирало лёд.

Орали дети из углов, просили каши,
просили драки, рвали визгом ткань
глухонемого мироздания. А я же
сидел на лавке, сглатывая брань.

В окно вливались дни скупые. Без добавки.
Садилось солнце за рекой — за лупом луп.
Часы стояли. Я сидел на лавке,
в кастрюле остывал куриный суп.

Клубился пар, и индевела рама,
за печкой луком шелестела мышь.
— А что такое смерть? Расскажешь, мама?
— Как подрастёшь, погуглишь. Спи малыш.

Горела ёлка, что паникадило,
за окнами метель мотала мокрый бинт.
И если где-то что происходило,
то только в мультиках, записанных на винт.