четверг, 23 мая 2013 г.

УБРАТЬСЯ И ЗАБЫТЬСЯ.


Наведи, говорят, для начала порядок в своей жизни. Легко сказать. Сделать же – врагу не пожелаешь. К чему тут подступиться, а главное как? Найти работу? Побрить бороду? Жениться?

Короче, решил начать с мытья окон. Раньше я думал, что через оконную грязь меня не видно с улицы. Но это меня устраивало лишь до тех пор, пока изнутри улицу было всё же видно. А тут толком не поймёшь, какое время суток застало тебя за пробуждением и что там падает сверху: дождь или соседский мусор?

В общем, купил жидкостей, твёрдостей, костюм космонавта и приступил. Что могу сказать? Мыть мои окна – всё равно, что пытаться в Тамбове добела оттереть чернозём. Между рамами обнаружились ростки каких-то вегетативных существ. По семядолям было сложно определить, что за люди из них вырастут, поэтому пришлось пересадить их в мусорное ведро. Мало ли что. Сюжет фильма «Аллигатор» ещё живёт в памяти.

Также обнаружились муравьи. Они перезимовали где-то в оконной фурнитуре и теперь намылились передать свои гены потомкам. Мне пришлось гандошить этих перепончатокрылых поодиночке, тщетно надеясь разыскать их матку, чтобы высказать всё, что я думаю о её распутстве.

С самими стёклами тоже было непросто. Они напрочь отказывались расставаться с первосортной московской грязью, возомнив себя чем-то вроде линз рефракторного телескопа, которые необходимо полировать аккуратно и настойчиво в течение нескольких дней. Но с грехом пополам отскоблил. Теперь окна прозрачные, как слёзы Путина. О них, привлечённые видом меня в трусах, разбиваются голуби. Соседи с интересом косятся на меня со своих балконов, а хмельные барды сидят на ступенях у подъезда и слагают песни об извращённой чистоте окон четвертого этажа.

Что могу сказать, пройдя через всё это? Порядок в жизни наведён ещё не окончательно, но, как говорил старик Маяковский: «Товарищ Ленин, работа адовая будет сделана и делается уже». Следующим шагом станет, разумеется, холодильник. Там тоже есть, кого убить и пересадить. Одного проросшего сквозь макароны пенициллина хватит, чтобы излечить от чумы небольшое африканское государство. После холодильника придётся заняться рабочим столом, ванной и постелью. Ведь нужно же будет рано или поздно где-то работать, брить бороду и «жениться».

среда, 15 мая 2013 г.

РАДИО "ПОПОВА" - РАДИО, КОТОРОГО НЕТ.




Сейчас я расскажу, как всё было, а то можно подумать, что вы не знаете. Итак. Говорят, что радио изобрёл некий Александр Степанович Попов (не путать с другим А.С. Поповым, про которого говорят, что он, наоборот, никакого радио не изобретал, а проиграл наследство, пропил здоровье и умер в ночлежке). Так вот, всё это не совсем верно.

На самом деле, как вы помните, всё началось с немецкого физика Герца, открывшего (а точнее, приоткрывшего) радиоволны. Потом был ещё итальянский учёный Маркони, индус Джагдиш Чандра Боз, и даже вездесущий американец Никола Тесла, которому впервые (ещё до изобретения амплитудной модуляции) удалось предать при помощи радиоприёмника речь, отдалённо напоминавшую человеческую.

Но у нас на родине в изобретении радио был незаслуженно обвинён именно Попов. И пока этот без сомнения великий учёный получал от царя одну награду за другой, хитрый Маркони успел запатентовать все свои поделки и даже открыть фабрику по производству радиотелеграфов.

Вообще говоря, то, что в итоге сделал Попов, является именно радиотелеграфом, а не тем, что мы привыкли называть радиоприёмником. Первый же настоящий радиоприёмник, способный передавать голос на расстоянии, был изобретён Реджинальдом Фессенденом и Ли де Форестом, после чего Маркони и какой-то Ф. Браун получили нобелевскую премию «в знак признания их заслуг в развитии беспроволочной телеграфии».

Но! Несмотря на то, каким порой извилистым путём шла наука в конце девятнадцатого столетия, Радио Попова до сих пор существует и успешно работает! Примеров тому много. Кому интересно, прошу СЮДА. Слушайте музыку и запоминайте новости. Прямые трансляции из студии на Семёновской ведут известные в узких кругах (на воде, разумеется) учёные-натуралисты и капитаны-механики. Теперь Радио "Попова" усовершенствовано и на него можно даже писать и звонить! Как? Думайте. А я заканчиваю. Уже слишком поздно, как говориться, TOO LATE.

ПИСЬМО В ПРОШЛОЕ



Что сказать тебе, сыну занудных кухонных споров?
Ведь тебе послать меня, что вороне каркнуть.
Только знай, что ничто так тебе не придётся впору,
как в лету кануть.

Перестать быть собой, превратившись в меня случайно.
В того, кто не видит в конце никакого света.
Прости, но волос, чтобы рвать их, отмечая твоё отчаянье,
считай, что нету.

Всё напрасно. Трудам твоим нет никакой награды –
на худых дрожжах не поднимешь крутое тесто.
Для клейма неудачнику всего-то и было надо,
где его ставить место.

Нет, не весело босиком по пляжу, как мы хотели,
а как слепая старуха за трамвайным лязгом
пустится жизнь. Ибо ты будешь заперт именно в этом теле,
как поезд тряском.

Появятся те, кому ты захочешь крикнуть: «Бляди!»
Но с кома в горле ты не сваришь солёной каши.
Тебя неполюбят трижды. Ты будешь писать в тетради,
спать у параши.

Летя в облаках, ты врастёшь постепенно в почву,
пока от тебя не останется только в Гуугле имя,
и волку откажут ноги, как, впрочем, и то что,
промежду ними.

В общем, что бы ты там себе не надумал, тебе не сдюжить.
Не реализовать своих планов, десятки и сотни коих.
Но предлагаю считать, что это я сел в лужу
за нас обоих.

Жизнь была для тебя весною, наполненной лёгким флиртом,
но я впитал тебя, сделав своею частью,
и научил, как смешивать кровь пополам со спиртом –
заменой счастью.

Короче, я тебе должен. Поэтому и кричу: "Изыди!"
Освободись от меня! Я знаю, тебе достанет воли!
И навещай меня только весной, и только, конечно, в виде
фантомной боли.