воскресенье, 3 февраля 2013 г.

СОЧИ 2013. ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ.



«Нынче ветрено и волны с перехлёстом». Осень ещё нескоро, но в этом и весь смысл. Я сижу в холле гостиницы недалеко от бара, пью ликёр и пишу этот текст. Рядом со мной щебечут о способах окраски волос три девушки. Ничего нового и интересного. На улице тёплая ночь. За барной стойкой витиевато матерятся местные гопники. Остаётся только выйти наружу, чтобы покурить, и я иду.

Что я запомню об этой поездке? Что останется в моей изнывающей под тяжестью бессистемных знаний памяти? Что я смогу привезти в серую грязную Москву, кроме магнитика на холодильник с изображением панорамы Казани, который купил в поезде ещё на пути сюда? Что вообще может остаться в моей памяти? Какой причудливый рисунок создадут измученные алкоголем нейроны, сцепившись друг с другом хрупкими ненадёжными синапсами? Что способно будет разрушить эти слабые связи, или что, напротив, укрепит их? Я не знаю.

Я знаю лишь, что сейчас уже Февраль, я стою на парапете под каким-то зелёным древом, а внизу, под моими ногами, одна за другой, в порыве  неистового отчаянья, бросаются на берег и разбиваются высокие сильные волны. Сползая по камням, они издают звук, похожий на шипение человека, чувствующего острую боль, но приученного скрывать это. Так мог бы сквозь зубы шипеть и я, но кому удастся это услышать?

Море бьётся о бетонные буны, выбрасывая вверх свои белые, исковерканные синергетикой пальцы, беззаботно шелестит листва где-то там, над моей головой, гопники соблазняют девушек грязными ругательствами, а я иду спать. Завтра самолёт в Москву. Мы с Никульшиным летим домой, ведь на большее, как оказалось, никто из нас неспособен. По традиции Too Late, дамы и господа, а я всё.

7 комментариев:

  1. вот что делает с циниками море...девушки рыдайте и грызите московский асфальт, нам с ним не потягаться

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. С каких это пор девушек интересуют циники?

      Удалить
    2. С каких это пор девушки потягиваются?

      Удалить
  2. По прочтении последней части этой захватывающей трилогии возникают обоснованные сомнения: а не вымысел ли лежит в основе этого диптиха? А был ли автор в Сочи? В эти дни? Ранее, когда-либо?...

    Платан - не вечнозелёное растение... Зимой и в Сочи, и в Лондоне, и во всех остальных местах произрастания, по которым мы путешествуем, наколотые на кончик пера автора, платаны стоят с голыми ветками, наподобие берёз...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вот отстой. А что же это было, если не платан? Ладно. Сейчас внесу коррективы. Все-таки было темно и ветрено.

      Удалить
  3. Славно получилось про Сочи)) Обожаю твои рассказы, Артем! И к черту платан... Не в нем дело.

    ОтветитьУдалить