среда, 30 января 2013 г.

СОЧИ 2013. ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ.



Он любил её сильнее, чем она любила другого. Он дарил ей свежие цветы, прекрасные стихи и бессонные ночи. Он трепетал при её появлении, и поэтому всегда был груб и невнимателен. Он боготворил её, и тем самым обрекал себя на несчастье. Он верил, что её улыбка является пропуском в рай, и поэтому был обречён жить в аду. Но пришло время, когда он понял, что не может больше носить вериги безответной любви. Тогда он собрал свои вещи и иммигрировал в Мир, где правят: Дружба, Понимание и Смирение. Он променял любовь на секс, страсть – на желание, а верность – на честность. Что же, не нам его судить, тем более что он уехал на море.

И вот теперь, когда с историями про море и безответную любовь покончено, расскажу про ресторан «ОВД-Каприз».

Такого ресторана в Сочи нет, но его здесь остро не хватает. Представьте себе, что вы пришли в такое заведение. На входе у вас требуют паспорт и справку об отсутствии судимостей. Разумеется, у вас всё это при себе. Вас проводят в комнату с зарешеченным окном, сажают за столик, дают лист бумаги и карандаш.
- Пишите. – Говорит вам официант в форме мента. – Всё, что вы напишите, может серьёзно облегчить вашу участь.
- А можно сразу заказать шаурму? – Спрашиваете вы.
- Можно, - отвечает мент, - но только если вы хотите подписать себе смертный приговор.
- А что можно? – Уточняете вы.
- Если у вас нет адвоката, - отвечает он, - солянку не советую. Возьмите лучше люля.
- Отлично! – Восклицаете вы. – Люля и двести Белуги!
- Так точно. – Отвечает мент и прикладывает раскрытую ладонь к козырьку. – Будет исполнено! Также у нас проводится бесплатная акция «Вермут-антитеррор». Не желаете?

Счёт, разумеется, оформляют в виде протокола об административном правонарушении. Мол, заведению нанесён ущерб в размере таком-то. Оплатить через сберкассу в течение двух месяцев.

Но, как я уже сказал, такого ресторана в Сочи нет. А есть замечательная забегаловка на берегу реки, что несёт (река, а не забегаловка) свои беспокойные воды в тёплое чёрное море, размывая зыбкие цементно-песчаные конструкции нового морского порта.

- Хельга, - спрашиваю я местного жителя, - кто ты по профессии?
- Учитель русского языка и литературы. – Отвечает она.
- А почему же ты продаёшь часы Too Late? – Удивляюсь я.
- Ну, - отвечает она, - я не хотела быть учителем. Я хотела только русского языка и литературы…

Короче, здесь всё понятно. Сочи – самый провинциальный город на свете. Даже браки здесь совершаются не по любви и не по расчёту, а по унынию. Унылые браки, унылые пальмы, унылая зима – плюс девять и дождь. Рай для того человека, любовь которого оказалась никому не нужна.

Завтра постараемся попасть на настоящую олимпийскую стройку. Ведь сегодня мне сказали, что в Сочи не стройка, а ху (здесь пропускаю) йня собачья. Попытаюсь сделать фотографии. Ждите. А теперь я всё, как говорится, TooLate. Передавайте привет Герману и Иванову. Адьёс. 

2 комментария:

  1. Унылый мой, провинциальный и несчастный брак
    под стать многострадальному курорту.
    Но забегаловки на речке, море и коньяк
    вертают вновь счастливую, влюблённую улыбку мне на морду.
    Как-то так...

    ОтветитьУдалить